этикет

Как обращаться к незнакомцам в общественных местах

Недавно профессор факультета журналистики МГУ Владимир Иванович Новиков у себя на фейсбуке вновь поднял вопрос, уже лет двадцать волнующий публику — обращения. Тема вспыхнула в серии его заметок “Нету этикету”. «Что, не гневаться, когда тебя обзывает “молодым человеком” регистраторша в поликлинике — особа пожилая, но все же на десяток лет тебя моложе?» — вопрошает филолог.

Вопрос этот стоит довольно давно, его даже успели зафиксировать в книгах. “Перестав быть товарищами, мы так и не стали господами,” — грустно констатирует Максим Кронгауз в своей книге «Русский язык на грани нервного срыва». Ещё в 80-х об этом упоминала писательница Н.И.Ильина в своих “Дорогах и судьбах”: «“Женщина! У вас чулок порвался!” “Мужчина! Сдачу забыли!” — Всё чаще слышишь эти окрики, и, по-моему, они ужасны, но чем их заменить, чем?». Этот вопрос мы задаём и двадцать лет спустя.

Итак, в чём, собственно, проблема? Быстрый ответ: культура речевого общения в России не устоялась, и потому не задаёт обращения к незнакомому лицу. Комментарии экспертов об этом собраны в материале “БГ”, к которому мы ещё обратимся.

Слово в контексте истории

Жизнь и развитие языка неотделимы от жизни общества. Как не устоялся речевой этикет, так не устоялась Россия: пути её развития если не туманны, то как минимум у дороги виден знак поворота. Ранее языковые нормы были более точны на сей счёт; всякий «“ведал” (“вежливость” именно от слова “знать”), как обращаться к человеку определённого положения. Раба окликали, и это был результат знания.» — св.Я.Кротов). Что мы знаем теперь?

Должности, саны, профессии, научные звания. Сословий нет; классифицировать людей по экономическому признаку едва ли разумно, ибо деньги не являются мерилом достоинства. Остаются место общения (на некоторых мероприятиях уместно будет обращаться к “коллегам”), отношение к собеседнику (уважительное, почтительное, нейтрально-вежливое) и возраст. Например, дамы в летах предпочитают обращаться к людям младше себя “барышня/молодой человек”, старше — “мадам/гражданин”. Вполне нейтрально звучит из их уст, не правда ли?

Уважение человека к самому себе и взаимное уважение невероятно важны вообще и для общественных отношений в частности, вы не находите? Даже если общество породило государство, являющее собой сегодня иллюстрацию многих сатир и абсурдов, всё равно оно — лишь инструмент жизни общества. Поэтому, вполне возможно, история сама подскажет, как и к кому следует обращаться, а пока предложим modus vivendi во имя творчества, конструктива и приятной атмосферы в обществе. Но перед этим подробнее разберём имеющиеся

Варианты

Обращения бывают безличные (“Простите”, “Позвольте” итд), формальные и неформальные (термины родства вроде “отец”, “дед”, “бабушка”, “мать” и прочие). Сразу оговорюсь, что речь идёт скорее об обиходно-деловых обращениях к незнакомым людям — например, на улице, в транспорте, с людьми, оказывающими услуги и т.п. Списком: сударь / сударыня, госпожа / господин, гражданин / гражданка, товарищ, уважаемый + ИО, молодой человек / девушка, любезный.

Основная проблема видится в том, что большинство общепринятых форм обращения, которые в наше время приобрели почтительный оттенок из-за своей архаичности, имеют архаичные же политические коннотации: “сударь” произошло от “государь”, а порой собеседника и вовсе именовали “милостивым государем” (и похоже, зачастую это звучало не учтиво, а скорее нейтрально-вежливо). При нынешней форме правления они могут выглядеть неактуально — но, впрочем, почему бы и нет?

Действительно, если в нашей сегодняшней жизни нет чётко устоявшихся сословий и страт, то это вовсе не обязано буквально отображаться в обращениях, ибо они призваны выражать уважение к собеседнику независимо от его должности, образования или модели телефона. И если где-то была дискуссия на тему ироничного уважения и обращений “уважаемый/глубокоуважаемый”, то позволю себе в ней не участвовать, поскольку мы ориентируемся на подлинную интеллигентность, которой не свойственно выражать пренебрежение.

Сударь

Тут и там цитируется писатель Владимир Иосифович Солоухин, предложивший именовать друг друга “сударями”. Его поддерживает доктор филологических наук Наталья Ивановна Формановская: «Можно согласиться, что эти обращения в прошлом в наименьшей степени отражали социальное неравенство. Предложение Солоухина обсуждалось на страницах печати. Было высказано много мнений “за” и “против”. Противники ссылались главным образом на то, что это непривычно, странно. Да, конечно, всё вновь вводимое сначала странно, но как быстро мы привыкаем к новому!» (Культура общения и речевой этикет. — М.: Икар, 2005).

Основные аргументы о неудобстве “сударей” — во множестве слогов и странных, случайных ассоциациях (“удар”, “суд”, “посуда” и так далее). Мне нечего возразить на ассоциации, однако с долготой слова можно и примириться — наш язык и так, кроме отдельных непечатных случаев, не самый короткий и бедный, как бы это ни было кому-либо неудобно. (Здесь можно посоветовать улыбку: слогов нет, а понимают все, и всем приятно.)

Рассмотрим другие опции.

1. Официальное обращение: “господин + звание, должность, положение, профессия”. В книге “Русский язык на грани нервного срыва” Максим Кронгауз отмечает, что теперь допустимы обращения вроде “господин дворник” в качестве вежливого официального обращения.

Мой знакомый агендер, не первый год воюющий с половой определённостью русского языка, устно во множественном числе величает собеседников “господами”. Это название, в самом деле, не имеет ни пола, ни жёстко определённой идеологической окраски, в отличие от “товарища”. Не все знают, но обращение “господа” включает в себя лиц обоих полов, хотя по правилам дореволюционного этикета было принято выделять из него дам. Тут же стоит добавить, что и современные нормы приличия не советуют обращаться к людям по половому признаку, что подтверждает грубость, которую слышат иные в “мужчинах” и “женщинах”.

2. Гражданин: обращение вошло в обиход после революции. Сейчас так предписывается обращаться осуждённым к представителям закона (как сказано у Формановской), и вообще чаще всего встречается в законодательном контексте. Казалось бы, нейтральное обращение (вроде “земляк”, так как речь может идти просто о территории), однако оно будто вынимает собеседника из его личного пространства, ставя его на общую чётко ограниченную территорию, подчёркивая принадлежность к государству. В этом смысле, как представляется лично мне, “гражданин” имеет идеологический оттенок, ибо у говорящего должны быть причины, чтобы при назывании человека подчёркивать именно то, что он резидент. Опять же, оговорюсь, это обращение может иметь и другие смысловые оттенки.

3. “Товарищ” явно идеологически окрашено, однако последней умрёт надежда на нейтрализацию слова: “Товарищ! Верь: взойдёт она, звезда пленительного счастья…”

4. Хозяин и хозяйка. Уместно скорее по отношению к людям, оказывающим услуги. Некоторые кафе даже называют своих официанток или управляющих “хозяйками”. Не всегда это буквально точно, однако смысл обращения состоит не только в том, чтобы обозначить собеседника (“Официант!”), но и выразить уважение к нему (иначе не было бы так распространено в своё время практически нейтральное “милостивый государь”).

Однако, несмотря на уличные окрики, недовольство граждан и смятение словарей, при первом же взгляде на вопрос мы видим его решение: мир и благодать царят в Википедии, где, откуда ни возьмись, но всё же дан разумный ответ: «Обращения “господин”, “госпожа” и “дамы и господа” ныне вернулись и являются официальными в современном российском деловом общении и документообороте, а “сударь”, “сударыня” и “барышня” используются в частной жизни. “Товарищ” используется и сейчас, это официальное обращение в Российской армии, казачестве и в ряде левых и коммунистических организаций».

Предложение

Если и этикет, и язык являются результатами языкового творчества, то я приглашаю вас к нему. Можно подключиться к обсуждению вопроса и способствовать выработке соглашения, так называемого консенсуса, и(ли) решить вопрос для себя и закреплять решение повседневной практикой. Язык живой, оживите слова своей речью — и они расцветут снова.

Итак, соглашаясь с В.И.Солоухиным, Н.И. Формановской, а также с историком Андреем Борисовичем Зубовым , буду обращаться к незнакомым — помимо безличных обращений и имени-отчества — “сударь” или “сударыня”, а также, возможно, и “милостивый государь” и “милостивая государыня” (“это адекватный русский язык: так обращались до революции, так обращаются в русском зарубежье” — А.Б.Зубов, см. “БГ”). Наиболее же короткое, простое и всех покрывающее обращение — “господа” — также приглашается в активный лексикон.

Непринуждённая практика применения, по идее, должна стереть ироничный оттенок и, буде народная воля, обращения эти станут нейтральными. Верно высказалась гостья одного форума: «Да, и если бы меньше боялись оттенков улыбки в таких обращениях, и бесстрашно бы их употребляли, с привычкой всякий оттенок ироничности вскоре бы исчез. Меня вообще удивляет, почему оттенков хамства и грубости явно звучащих в обращении “мужчина”, “женщина” у нас не боятся, а вот оттенков легкой иронии в “сударь/сударыня” боятся?».

P.S. Напоследок выражаем любовь и поддержку народному этикету, апеллирующему к родству: “отец”, “матушка”, “бабушка”, “дедушка” и так далее. Эти слова подчёркивают связь между людьми, сближают и греют. Безусловно, есть ряд ситуаций, в которых они не будут уместны, но не хотелось бы, чтобы это выражение дружеского участия — часть нашей культуры, знакомая нам ещё по сказкам — осталось достоянием лишь православных общин.

Источник: blog.textr.pro

0

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *